Connect with us

Влюбчивый монстр: английский король Генрих VIII и его шесть жён

Генрих VIII

Истории

Влюбчивый монстр: английский король Генрих VIII и его шесть жён

На протяжении всей истории молодые девушки часто мечтали о муже-короле или хотя бы принце на белом коне. Но такого мужа, как король Англии Генрих VIII, мало кому пожелаешь. Он был женат шесть раз и приказал отрубить голову двум из своих жен.

Даже его жены и любовницы, избежавшие казни, «ходили по тонкому льду», под постоянным риском навлечь на себя немилость когда-то любимого и любящего мужа. Внешне привлекательный, великолепно образованный для своего времени, набожный король был внутри ещё тем монстром. 

Кем был Генрих VIII

Генрих VIII

Генрих VIII

Принц родился 28 июня 1491 года. Мальчик был лишь третьим ребёнком (вторым сыном) в королевской семье, а потому даже не помышлял о троне. С детства его готовили к духовной стезе: Генрих посещал до шести месс в день, изучал богословские тексты и сам писал труды по теологии.

После смерти старшего брата юноша стал наследником престола, а после гибели отца от туберкулёза взошёл на трон. Его правление было пропитано духом абсолютизма, доминировавшего в государственном управлении того времени. Парламент служил послушным орудием воли короля, не переча ему и утверждая любые, даже сумасбродные, его решения. Правление Генриха VIII запомнилось религиозной революцией, многочисленными войнами и откровенной тиранией короля в последние годы его жизни. Головы с плахи сыпались как спелый виноград с лозы, и среди этих “ягод” иногда мелькали потомки знатных родов и даже жёны самого монарха.

Личная жизнь Генриха прочно сплелась с государственной политикой. Монаршие страсти приводили к конфликтам со знатью, ведь жёны Генриха были не дворянками из заслуженных родов. Поэтому падение очередной супруги часто ввергало в опалу или приводило на плаху членов её рода и приближённых.

Амурные дела любвеобильного короля приводили и к внешним конфликтам. Сам разрыв с Римским Папой и создание Церкви Англии был ничем иным, как последствием развода с первой супругой.

Генрих VIII умер в возрасте 55 лет в 1547 году. Своим наследникам он оставил целый ворох неразрешённых проблем религиозного и политического характера, ставших следствием переменчивости его характера и необузданности темперамента. Монарх вошёл в историю благодаря своей бурной личной жизни. Английские школьники до сих пор заучивают историю его браков с помощью несложной фразы “развёлся – казнил – умерла – развёлся – казнил – пережила”. Эта считалочка и станет “дорожной картой” этой статьи.

Читайте также: «Враг сам по себе не исчезнет»: великий диктатор ХХ века Мао Цзэдун

“Развёлся”: Генрих VIII и “наследство” брата

Жены Генриха VIII

Жены Генриха VIII

27 марта 1502 года скоропостижно скончался старший брат Генриха, наследник английского престола Артур, принц Уэльский. Современники говорили, что молодой человек помер от чрезмерно усердного выполнения супружеского долга. Историки сомневаются в этом, предполагая смерть Артура от какой-нибудь болезни. Но если наследника трона всё-таки добили чрезмерные сексуальные утехи, то Генриху стоило или начать волноваться, или надеяться на свою мужскую силу: его первой женой стала как раз супруга почившего, принцесса Екатерина Арагонская.

“Транзит” невесты от старшего брата к младшему объясняется государственным интересом. Молодая Испанская монархия, созданная в 1492 году объединением Арагона и Кастилии, стремилась пустить прочные корни среди монарших семей “старых” государств Европы. Выбор пал на Англию, бывшую к тому же извечным соперником Франции. “Враг моего врага – мой друг” – решили король Фердинанд и королева Изабелла, и сосватали свою дочь за принца Уэльского Артура.

Генрих VII Тюдор, занявший трон по итогам английской гражданской войны (“Война Роз”), также занимал шаткое положение на престоле. Всё же, он был выходцем из побочной ветви Плантагенетов и его права могли опротестовать другие претенденты.

К тому же, предок Тюдора королевских кровей, Джон Бофорт, одно время считался бастардом и лишь смерть официальной жены его отца, Джона Гонта, и дальнейшая женитьба батюшки на любовнице узаконила детей от их союза. Но это не отменяло запрета на наследование трона, потому Генрих VII считался многими нелегитимным монархом не только внутри Англии, но и за рубежом. Оттого он стремился упросить своё положение женитьбой наследника на принцессе другого королевского рода.

Всё ещё зудящая мозоль в виде поражения в Столетней войне вместе с утратой большей части земель на континенте являлась предлогом для заключения альянса с Испанией против Франции.

Екатерина готовили не просто к браку, а к правлению. Она была прекрасно образована, подкована в науках как политических, так и мирских: умела вести хозяйство, вышивать и заниматься всеми женскими бытовыми обязанностями того времени.

Свадьба Артура и Екатерины состоялась 17 августа 1501 года. Иронично, но 15-летнюю невесту к алтарю вёл брат жениха, десятилетний Генрих, будущий второй муж.

Смерть Артура смешала все династические планы Испании и Англии, но не отменила желания двух стран создать альянс. Прежде чем сосватать инфанту за второго наследника, Генрих VII сам склонялся к браку с невесткой, но против этого выступили её родители. Потому было решено выдать девушку за нового принца Уэльского по достижении им пятнадцатилетнего возраста.

Екатерина стала женой Генриха VIII 11 июня 1509 года. Сам наследный принц, на тот момент уже король, скептически относился к этому браку, но по его собственным словам, выполнил последнюю волю умершего батюшки, высказанную им уже на смертном одре. Так начался брак длиной в 24 года.

Первое время всё было хорошо. Екатерина показала себя не просто хорошей супругой, но надёжным советником и управленцем. В отсутствие короля, воевавшего на континенте, она даже была регентом и успешно отразила вторжение шотландцев.

Екатерина имела серьёзное влияние на короля, ведя его политику в гармонии с интересами Испании. Но со временем обстоятельства поменялись. Одной из причин стала политика. Генрих VIII жаждал союза со Священной Римской империей, поэтому договорился о свадьбе своей дочери Марии с императором Карлом V, который был племянником Екатерины, а значит, собирался жениться на двоюродной сестре. Девочке на момент заключения договора было всего шесть, ждать совершеннолетия было долго, потому нетерпеливый жених нарушил брачный контракт в 1526 году, соединив себя узами брака с другой кузиной, Изабеллой Португальской.

Позиции Екатерины пошатнулись, но вероломство её родственника стало лишь второстепенной причиной её падения. Главным поводом было отсутствие наследника.

Королева так и не смогла порадовать супруга мальчиком. 5 из 7 беременностей Екатерины окончились выкидышами или появлением мертворожденных детей. Казалось, что рождённый в 1511 году мальчик – то самое чудо, которого ждали, но он прожил лишь семь недель. Единственным ребёнком, доживший до взрослых лет, была дочь Мария (р. 1516 г.), но Генрих лелеял надежду передать трон по прямой линии своему сыну.

К тому же, король уверился, что проблема не в нём: имея несколько интрижек на стороне, неверный муж нагулял сына от фрейлины, Элизабет Блаунт, в 1519 году. Но мальчик, Генри Фицрой, был бастардом и не мог претендовать на трон. Потому уже в начале 1520-х венценосец начал подумывать о разводе.

Вообще Генрих точно не был образцом верности: уже через год после свадьбы с Екатериной он завёл интрижку с Анной Стаффорд, а в 20-е его “фавориткой” была Мария Болейн. Поговаривали, что дети последней были королевскими отпрысками, но это сомнительно: если Фицрою был дарован титул герцога Ричмонда, то этих ребят обошли королевским вниманием и привилегиями.

Роковой для Екатерины стала страсть Генриха к сестре Марии Болейн – Анне. Увлечение короля неприступной девушкой, отказывавшей монарху в близости, несмотря на его настойчивые ухаживания, лишь разожгли его аппетит, и он окончательно решился на развод с королевой.

Союз был заключён перед Богом, потому Церковь и должна была узаконить разрыв. Томас Уолси, второй по могуществу человек в Англии, планировал решить вопрос без вмешательства Папы Римского, ведь сам являлся легатом Святого Престола. На тайном суде представитель короля апеллировал к Библии, в которой говорилось о невозможности брака мужчины с вдовой его брата. Аргумент был откровенно притянут за уши, учитывая, что он не стал препятствием для свадьбы Генриха и Екатерины в 1509 году. Более того, тогда, на фоне слухов о причине смерти Артура от “переусердствования” на брачном ложе, пришлось доказывать невинность девушки, что и было сделано. Теперь же сам король упирал на то, что тот брак был консумирован, противореча, по сути, самому себе.

Дело, обязанное закончиться легко и быстро, столкнулось со сложностями: суд присяжных решил, что вердикт должен выносить Папа Римский. А позднее стало известно, что Рим захватил Карл – племянник Екатерины – тем самым взявший под контроль Святой Престол. Родственник точно не собирался подвергать позору свою тётушку, потому вердикт Папы оказался не в пользу Генриха.

Долгое рассмотрение вопроса Святым Престолом, всеми силами затягивавшим его, длительный суд в Лондоне с неясными перспективами, взбесили короля. Он подверг опале Уолси, обвинив того в провале затеи, и при помощи новых советников, протащивших через парламент нужные законы, объявил себя главой новой церкви, независимой от Папы – Церкви Англии. Естественно, будучи теперь не только светским, но и духовным владыкой, Генрих через архиепископа Кентерберийского великодушно разрешил себе развод и женился в 1533 году на объекте своего вожделения – Анне Болейн.

Екатерина долго сопротивлялась, защищалась в суде, после развода отказывалась именовать себя “вдовствующей принцессой Уэльской” (отныне её лишь называли женой почившего Артура, но не бывшей королевой), но силы были неравными. Ещё в 1531 году она была отлучена от двора и фактически сослана. В 1534 году её дочь от Генриха, Мария, была признана Актом о престолонаследии незаконнорожденной, а уже в 1535 году Екатерина скончалась. Говорили об отравлении, но правда это или нет – неизвестно. В любом случае, она закончила свои дни хотя бы не на плахе, как вторая жена короля.

“Казнил”: Генрих VIII и своенравная “изменница”

Жены Генриха VIII

Жены Генриха VIII

Анна Болейн родилась в семье сэра Томаса Болейна и Элизабет Говард. Помимо неё, мать, Элизабет Говард, дала жизнь ещё двоим детям: старшей сестре Марии и младшему брату Джорджу.

В детстве Анна получила соответствующее своему положению образование, которое продолжила уже в Нидерландах. Отец девочки служил дипломатом, поэтому его семья оказалась в Брюсселе, где сэр Томас выполнял королевское поручение. Сама Маргарита Австрийская, будучи шатгальтером страны, по достоинству оценила одарённость юной Анны.

Вскоре политическая обстановка Европы изменилась, и таланты сэра Томаса понадобились в Париже. Там юная Анна сначала вошла в свиту невесты короля Франции Марии (сестры Генриха VIII), а после смерти монарха и отъезда его английской вдовы, стала фрейлиной новой королевы – Клод, жены взошедшего на трон Франциска I.

В этот период Анна завершает своё образование, знакомится с прогрессивными идеями Возрождения и набиравшей силу европейской Реформации, что оставит отпечаток на её убеждениях на всю жизнь.

В 1522 году Анну с континента на родину призвал отец. В то время сэр Томас находился в процессе спора по поводу наследства его умершей матери и по решению короля, которому отдали на суд это дело, должен был выдать свою дочь за сына конкурента. Дело так и не дошло до свадьбы по неизвестным причинам, зато юная Анна была впервые представлена королевскому двору.

Младшая Болейн с её смуглой кожей, тёмными глазами и волосами не соответствовала стандартам красоты того времени. Тогда преклонялись перед голубоглазыми и светловолосыми барышнями. Но практически все современники говорили о несомненной “притягательности” Анны, отмечали её образованность. Видимо, их точку зрения разделил и король.

Впервые перед монаршим величеством юная Болейн предстала 4 марта 1522 года и сразу обрела огромное количество поклонников. Внимание вельмож льстило Анне, но она не теряла дистанции, желая избежать славы старшей сестры, которая ещё во Франции имела несколько интрижек с французскими аристократами, самим Франциском I, а по возвращении в Англию перекочевала в постель короля Англии.

Несмотря на брак с Екатериной Арагонской и любовную связь с Марией, Генрих был очарован новой пассией. По легенде покорённый король написал и посвятил Анне балладу “Greensleeves”.

Долгое время Анна холодно принимала ухаживания Генриха. Поначалу она выказала симпатию Генри Перси, сыну графа Нортумберленда, что привело к их тайной помолвке в 1523 году. Но всесильный король не терпел конкуренции: вскоре парень по настоятельной рекомендации своего отца был поспешно женат на дочери графа Шрусбери, а Анну отправили в родовое поместье. Тем самым, вероятно, Генри был спасён от более суровой мести короля.

Повторное появление Анны при дворе состоялось лишь в 1526 году в составе свиты – какая ирония! – Екатерины Арагонской. Генрих вновь бросился в омут страстного ухаживания за неприступной девой, вот только вновь натолкнулся на стену целомудрия. Судя по переписке короля и Анны, в их отношениях не было интима практически вплоть до свадьбы в 1533 году. Можно лишь поаплодировать выдержке Болейн и посочувствовать снедаемому страстью королю.

Анна наслаждалась обществом образованного и галантного монарха, но к себе под юбку его не пускала, не желая быть очередной наложницей. При этом она вполне использовала своё влияние на похотливого монарха, вмешиваясь в государственные дела и добиваясь привилегий своим родственникам. Она в открытую принимала послов, участвовала в официальных мероприятиях вместе с королём, была посредницей между иностранными дипломатами и парламентом.

В то же время её отец, сэр Томас, получил графский титул, овдовевшая сестра – ежегодную пенсию, племянник обучался в престижном заведении за государственный счёт, а старый друг Томас Уайетт стал маршалом Кале и позднее – рыцарем. Сама Анна в 1531 году стала маркизой Пембрук, войдя тем самым в круг ближайших родственников короля.

Наконец, влюблённый монарх решился на последнее средство – предложил Анне стать его официальной женой. Та согласилась. Ещё до официального развода с Екатериной король тайно обвенчался с возлюбленной в 1532 году, которая обрадовала его вестью о своей беременности. После разрыва с первой женой брак был повторно заключён, теперь официально, 25 января 1533 года. Этот союз был объявлен законным новым архиепископом Кентерберийским Томасом Кранмером 28 мая.

Для Анны началась недолгая сказка. 1 июня её короновали как королеву-консорта, после чего она отправилась в Гринвич, где жила в любимом дворце короля – дворце Плацентия. Ей прислуживала громадная свита, намного большая, чем была у прежней монаршей жены. В ожидании наследника Анна была окружена заботой и любовью, но случилось то, чего никто не ожидал.

7 сентября 1533 года у королевской четы родилась дочь, названная Елизаветой. Родители были подавлены случившимся. Отменялись торжественные мероприятия в честь появления наследника, а планировавшийся крёстным отцом французский король остался ни с чем.

На этом фоне нарастала напряжённость в международных делах: ещё после коронации Анны Папа Римский отлучил Генриха от церкви, а в 1544 году вовсе признал законным брак Екатерины Арагонской с Генрихом. В ответ тот порвал с церковью, издав сначала “Акт о престолонаследии”, делавшим наследницей годовалую Елизавету и незаконными детьми других своих отпрысков, а после “Акт о супрематии”, провозглашавшем Генриха главой Церкви Англии. Несогласные с этими решениями лишились голов как государственные изменники. Среди поплатившихся жизнью был выдающийся мыслитель Томас Мор и канцлер Кембриджского университета Джон Фишер.

Анна поддерживала реформаторское движение, привнося в него полученные в ранней молодости идеи гуманизма и Просвещения, а спустя какое-то время вновь забеременела. В ожидании наследника весь 1534 год Генрих купал её в подарках. Сама Анна также не стеснялась в тратах.

Идиллия разрушилась как карточный домик в конце 1534-го: у королевы случился выкидыш. Отношения королевской четы дали трещину, а Генрих вновь задумывается о разводе, благо теперь это сделать проще простого. Но вскоре чувства возвращаются, король и королева вновь вместе, а осенью 1535-го года они вновь зачинают дитя.

Эта беременность уже мало походила на сказку: Генрих всё чаще прибегает к деспотическим методам управления, ответственность за которые общественность возлагает на влияние королевы, а сам монарх находит новую фаворитку – фрейлину Анны Джейн Сеймур.

Видимо, королева понимала, что рождение мальчика – её последний шанс, но судьба сыграла с ней злую шутку.

Что стало причиной выкидыша – неизвестно. Случился он прямо на похоронах Екатерины Арагонской в январе 1536 года. Там Генрих в открытую держал Джейн Сеймур на коленях, что могло стать причиной нервного расстройства и, как следствие, – трагедии. А возможно королева переволновалась за мужа, который меньше недели до этого упал на турнире и несколько часов был без сознания.

Это уже было несущественно – с потерей ребёнка перед Анной Болейн разверзлась пропасть, в которую беспощадный Генрих бросил и бывшую возлюбленную, и нескольких её приближённых.

Сразу по выздоровлении супруги король заявляет, что он был околдован ею, таким образом склонившей его к браку. Тогда же Джейн Сеймур переезжает во дворец.

Чтобы избавиться от королевы, Генрих идёт на самый подлый шаг из всех возможных – фальсифицирует дело о государственной измене. Арестовывают близких Анне людей – Френсиса Уэстона, Генри Норриса, Уильяма Бреретона, Марка Смитона и Джорджа Болейна, родного брата Анны.

Все арестованные – даже брат королевы – обвиняются в любовных отношениях с королевой, что в те времена приравнивалось к государственной измене. Лишь музыкант Марк Смитон под пытками (другие были благородными, потому к ним допрос “с пристрастием” не применялся по закону) “признался” в содеянном. Сделал это музыкант лишь после второго “раунда” издевательств, в первый раз выдержав нечеловеческие истязательства.

Остальные на допросах полностью отвергли свою вину и подтверждали чистоту королевы перед законом. Но их арестовывали не для поиска справедливости.

2 мая 1536 года мрачный Тауэр принял Анну в своих недрах. Королева прекрасно понимала, что происходит, поэтому была готова к смерти и стойко отвергала все обвинения. Легенда говорит, что в застенках Анна написала поэму “О смерть, дай мне уснуть”, но правда это или нет – неизвестно.

На суде 12 мая трое обвиняемых заявили о своей невиновности. Лишь сломленный Смитон подтвердил факт прелюбодеяния. 15 числа того же месяца Анна с братом на суде пэров были осуждены за инцест и государственную измену, причём Генри Перси, бывший жених королевы, входивший в коллегию, после объявления единогласно вынесенного приговора лишился чувств и умер спустя 8 месяцев, не приходя в сознание.

Королеву ожидало сожжение на костре, заменённое “милостивым” государем на отсечение головы. Остальным приговоры с “повешения, потрошения и четвертования”, предполагавшимся за государственную измену, также заменили на “гуманное” обезглавливание.

Уже 14 мая брак Болейн и Генриха был аннулирован, а 19-го Анна взошла на плаху. За два дня до её казни приговор исполнили в отношении остальных приговорённых.

Анна встретила смерть достойно: утром посетила мессу, до и после которой клятвенно опровергла все обвинения в неверности, после чего её отвезли на место казни у Белой Башни Тауэра. Взойти на эшафот ей помогли две фрейлины, с которыми она помолилась, после чего тепло попрощалась. Ей позволили произнести речь, а затем в присутствии членов королевского совета Анну Болейн, одну из привлекательнейших и образованнейших дам своего времени, палач лишил жизни.

Её похоронили в безымянной могиле часовни Святого Петра в оковах, где она упокоилась в хорошей компании – здесь также нашли последнее пристанище многие достойные люди до неё.

Король же с устранением “препятствия” полностью отдался новой страсти.

Читайте также: Бандитский Киев: семь криминальных авторитетов 90-х

Джейн Сеймур

Джейн Сеймур

Джейн Сеймур была полной противоположностью предыдущим жёнам венценосца. Ей дали консервативное воспитание, где роль женщины сводилась к ведению хозяйства и рождению супругу детей, а грамотность ограничивалась умением читать и писать.

Родители девушки в прошлом были не последними людьми при дворе Генриха VII, но в правление его сына вели тихую жизнь в поместье, за которой скрывались ещё те страсти.

Два сына Сеймуров служили пажами при дворе короля, куда в начале 1520-х, по достижении определённых успехов в карьере, устроили и Джейн, ставшую фрейлиной свиты Екатерины Арагонской. Старший сын, Эдуард, женился на Кэтрин Филолл около 1527 года. Семейная жизнь шла своим чередом, у пары появилось двое детей. Но в 1535 году разразился гром – супруг уличил благоверную в измене, да не абы с кем, а с собственным отцом! Отпрыски были признаны бастардами, брак распался, а репутация Сеймуров получила серьёзный удар.

Последствием скандала стало расторжение помолвки Джейн с Уильямом Дормером, но вскоре запятнанную семью спасла блудливость короля.

Первые звоночки прозвучали ещё в 1533-м: Анна Болейн стала небезосновательно ревновать свою фрейлину, доставшуюся ей от Екатерины Арагонской, к венценосному супругу. Тот особо и не скрывал своих частых интрижек с девушками из свиты жены, но здесь ситуация уже заходила дальше мимолётного увлечения. Ситуация представляла для Анны особую опасность, ввиду отсутствия долгожданного наследника.

Звоночки превратились в тревожный набат в 1535, когда венценосные супруги гостили в поместье Сеймуров, и король уже чересчур пристально “обратил внимание” на Джейн.

Внешность двух женщин была диаметрально противоположной. В отличие от смуглой, темноволосой королевы, которую за глаза звали ведьмой, Сеймур была светлокожей и белокурой. Такие же отличия имел и характер соперниц – острая на язык, своевольная Анна, и покорная, умиротворённая, готовая во всём повиноваться Джейн.

Братья Сеймур быстро смекнули к чему движется дело и решили ускорить процесс – советовали сестре не сопротивляться королю, делали всё возможное, чтобы они как можно чаще проводили время вместе.

Январский выкидыш Анны 1536-го года стал для неё приговором. Уже в начале весны король появляется с фавориткой на людях, одаривает её дорогими подарками и во всеуслышание заявляет о своей околдованности нынешней женой. Придворные гиены, почуяв смену настроения монарха, начинают лебезить перед новой любовью Генриха VIII, забывая о королеве. Анна фактически оказывается покинута всеми.

Кровавый финал второго супружества короля развязывает ему руки. Уже 20 мая, на следующий день после казни Анны Болейн, Генрих тайно венчается с Джейн Сеймур, а 30-го делает это официально. Новая королева вступает в свои права 4 июня.

Тихая и кроткая католичка вызывала опасения придворных-протестантов. Они боялись, что супруга отвратит короля от Реформации. Но Джейн вообще не лезла в политическую жизнь, а единственная её попытка заступиться за членов религиозного восстания “Благодатного паломничества” закончилась окриком Генриха и напоминанием о судьба предыдущей королевы.

“Готовая подчиняться и служить” – таков был девиз Джейн, которому она следовала беспрекословно. Свободное время она проводила за вышивкой и другим рукоделием в компании своих фрейлин, а также старалась создать для Генриха настоящее “семейное гнездо”, полное уюта и комфорта. По душевной доброте Джейн убедила короля вернуть ко двору принцессу Марию, а также пригласила на празднование Рождества дочь Анны Болейн Елизавету.

Весной 1537-го года кроткая королева принесла мужу долгожданную весть – она беременна. Генрих окружил супругу заботой и уютом, потакая её прихотям. В этот период карьера братьев Сеймур пошла в гору, для себя же Джейн не просила ничего.

12 октября королева разрешилась от бремени, родив Генриху долгожданного наследника, получившего имя Эдуарда. Радости короля не было предела. В честь рождения мальчика пушки Тауэра дали две тысячи залпов.

Но Джейн не смогла разделить ликование супруга: после родов её состояние стремительно ухудшилось и уже 24 октября родильная горячка унесла жизнь королевы.

“Развёлся”: Генрих VIII и “Любимая сестра короля”

Анна Клевская

Анна Клевская

Ранний уход жены ненадолго расстроил монарха. В том же году Генрих занялся поисками новой благоверной. Английский король понимал, что один сын – это хорошо, но надёжный фундамент не состоит из единственного кирпичика. С целью создания прочной династии он взялся за дело, в котором имел уже немалый опыт.

В этот раз репутация, которую нажил Генрих VIII своими браками, бежала впереди него. Попытка посвататься к французам закончилась анекдотическим финалом. Генрих знал, что во Франции в брачном возрасте были сразу четыре знатных девицы: одна дочь короля и три – герцога де Гиза. Попытка короля посвататься была выдержана в стиле “А можно всех посмотреть?” – монарх предложил привезти потенциальных невест в Кале, где бы он выбрал наиболее подходящую.

Франциск I на такой откровенно грубый выпад ответил, что француженки “не рысистые скакуны на ярмарке” и их на просмотр не выставляют. Мари де Гиз объяснила свой отказ мрачной шуткой: несмотря на свой высокий рост, она обладает короткой шеей, чем тонко намекнула на судьбу Анны Болейн.

Вдова герцога Миланского Кристина прямо ответила послам, что английский король чересчур быстро избавляется от жён и сослалась на мнение своих советников, считавших, что первую супругу Генрих отравил, вторую – невинно казнил, а третьей не обеспечил должного ухода, из-за чего она испустила дух. При этом герцогиня “учтиво” сообщила несостоявшемуся жениху, что будь у неё вторая голова, она бы непременно вышла за него замуж.

Помимо мрачного ореола женоубийцы, против Генриха работал и его разрыв с Папой. Никто из католических монархов не хотел связывать свой род с еретиком. Тогда Томас Кромвель, первый советник Его Величества, предложил посвататься за девушку из протестантского государства. Это помогло бы Англии найти союзников на континенте, столь ей необходимых ввиду мрачных планов католических Франции и Испании высадить войска на Альбионе и силой вернуть его в лоно “истинной церкви”. Король согласился и поиски стартовали.

Вскоре подходящая кандидатура была найдена: сестра герцога Клевского Анна. 25-летняя девушка более всего походила на умершую Джейн Сеймур: ей дали такое же консервативное воспитание и образование. Разница была лишь в том, что писать и читать Анна могла только на родном языке.

После предложения Кромвеля новой невесты, Генрих отправил к ней посланников и художника, чтобы он написал её портрет – а вдруг невеста уродлива? Живописец постарался, и удовлетворённый король приказал продолжить переговоры. Некоторые колебания монарха были вызваны незнанием будущей женой языков, но их развеяли послы, бывшие при дворе герцога. Они убедили короля, что девушка быстро освоит английский.

Выбор был сделан и после заключения брачного договора невеста отправилась в далёкий путь к жениху. 11 декабря 1539 года Анну в Кале встретили английские вельможи, сообщившие королю, что девушка “благородна и хороша”. Вскоре невеста переправилась в Англию, а уже 1 января лично встретилась с будущим мужем.

Заинтригованный сообщениями придворных, король был разочарован. Он обвинил вельмож в обмане, сказал, что не видит ничего, о чём ему говорили, и что невесты совсем не любит. Вернувшись во дворец в Гринвиче, Генрих обрушил гнев на Кромвеля; сказал, что невеста похожа на “здоровенную фламандскую кобылу”, в ней нет той утончённости, что была на портрете и о которой говорили встретившие её в Кале аристократы.

Несмотря на лихорадочные поиски юристами лазейки для аннулирования помолвки, брак все-таки заключили 6 января 1540 года. Кромвель сумел убедить короля, что разрыв соглашения вовсе лишит Англию хоть каких-то союзников, а война уже казалась неизбежной.

Надолго Генриха не хватило. После первой брачной ночи, выйдя из спальни, он заявил во всеуслышание, что от девушки дурно пахнет, она совсем не мила, потому Анна “осталась такой же, какой была до того, как я лёг с ней”. Таким образом, брак не был консумирован.

Анна выдержала унижение с достоинством. Более того, погрузилась с головой в новый для себя мир. Девушка успешно учила английский, осваивала утончённые манеры, необходимые королевской жене, полюбила музыку и танцы. Новая королева подружилась с детьми Генриха от предыдущих браков, даже растопила сердце убеждённой католички Марии, поначалу относившейся к очередной мачехе-протестантке с презрением. Анна завоевала симпатии многих придворных, но не короля.

Генрих продолжал жаловаться Кромвелю на неподходящую ему жену и со временем на его сторону встала политическая обстановка. Союз Испании и Франции разошёлся по швам, потому альянс с герцогством Клевским утратил актуальность. На одном из заседаний Тайного совета Генрих уже прямо заявил, что брак должен быть аннулирован, ведь Анна до свадьбы с ним была помолвлена с герцогом Лотарингским, что мешает королю консумировать брак. Участники заседания поддержали короля и вопрос расторжения союза был решён.

Сначала Анну отослали в Ричмонд, а когда парламентом были подготовлены все необходимые бумаги, к ней прибыло посольство с увещеваниями принять условия короля. Убедившись, что её не грозит судьба второй жены Генриха, девушка согласилась на аннулирование брака, что официально случилось 9 июля.

Одним из условий короля было требование к Анне остаться в Англии, на что она согласилась. Ей дали неофициальный титул “любимой сестры короля” и сделали полноценным членом монаршей семьи. Анна наладила дружеские отношения со всеми, в том числе с Генрихом, чего не было в бытность её королевой. Государь разрешил ей вступить в брак, чего она так и не сделала до конца жизни, дорожа своей свободой, и одарил многочисленными поместьями. Анна, как член королевской семьи, присутствовала на двух последующих свадьбах короля, пережила его самого и умерла в 1557 году.

И хотя её последние годы были менее счастливы и богаты, а её просьбу о возвращении на родину отклонили, судьбу четвёртой жены Генриха можно назвать счастливой, чего не скажешь об архитекторе этого брака.

На Томаса Кромвеля, всесильного вельможу и долгие годы первого помощника короля во всех его личных делах, пал гнев Генриха за неудачный супружеский союз. Ещё до развода с Анной Клевской, в начале июня 1540-го года, он был арестован по обвинению в государственной измене. Приговор был заранее известен, поэтому Кромвель стойко выдержал все допросы и даже пытки, ни разу не признав свою вину. Его казнили 28 июля путём отсечения головы.

Мрачная ирония в том, что именно Кромвель привёл к такому же концу Анну Болейн, сфабриковав дело против неё.

“Казнил”: Генрих VIII и неверная “Роза без шипов”

Катерина Говард

Катерина Говард

Пятую супругу король присмотрел в свите своей четвёртой жены. Кэтрин Говард прибыла ко двору, будучи фрейлиной Анны Клевской и сразу удостоилась повышенного внимания Генриха VIII. Дядя девушки, Томас Говард, герцог Норфолк, возглавлявший католическую оппозицию, заметил тягу государя и использовал племянницу в своей интриге.

Потакая интересу венценосца, вельможа оказал влияние на разрыв брака с протестанткой, привёл на эшафот своего заклятого врага Томаса Кромвеля и женил короля на католичке, стремясь отвадить того от еретических, по его мнению, идей Реформации. Блестящая партия, но в перспективе она привела к гибели практически всей семьи герцога и самой королевы.

Кэтрин была дочерью Эдмунда Говарда и по родственным связям являлась двоюродной сестрой Анны Болейн и троюродной – Джейн Сеймур. Батюшка, будучи вторым сыном, по английским законам не имел прав на наследство, поэтому был беден и не мог обеспечить своим детям должного воспитания и содержания. Поэтому юная леди Кэтрин после смерти матери была отправлена к отцовской мачехе – вдове герцога Норфолка Агнессе.

При дворе герцогини девушка получила слабое образование, но преуспела в науках другого толка. Фрейлины леди Норфолк отличались распущенностью и быстро обучили юную Кэтрин всему, что знали сами. Наивная Агнесса сквозь пальцы смотрела на царившие при её дворе нравы, но при этом даже не догадывалась, что её внучка пропиталась этой атмосферой и достигла успехов на ниве любовных утех. Точно известно о двух “близких друзьях” Кэтрин в тот период – Генри Мэноксе, учителе музыки, и Фрэнсисе Дереме. Оба ещё сыграют свою роль в судьбе девушки, а пока её дядя, в 1539 году, пристраивает племянницу в свиту Анны Клевской.

Кэтрин Говард стала женой короля сразу после его развода с “фламандской кобылицей” в июле 1540 года. Женитьба вдохнула в Генриха VIII новую жизнь – он будто помолодел. В королевский двор вернулись балы и турниры, которые не проводились со времён Анны Болейн. Юная супруга была отрадой короля, радовавшейся его подаркам, как маленький ребёнок. Она отличалась простодушностью и добротой, за что Генрих называл её своей “розой без шипов”.

Влиянием Кэтрин на короля воспользовался Томас Говард. С помощью племянницы ему удалось развернуть религиозную политику практически на 180 градусов. Парламент принял “Акт о шести статьях”, возвращавший в церковные таинства большую часть католического церемониала, против которого боролись протестанты. Непризнание положений документа приравнивалось к государственной измене, а полномочия преследовать несогласных получил сам герцог Норфолк.

Только пробившаяся поросль Реформации была грубо растоптана старым католическим сапогом. Томас Говард торжествовал – через королеву он контролировал влюблённого короля, все враги были повержены, а он достиг пика власти.

Все успехи под откос пустила Кэтрин, лично прошагавшая к краю пропасти и утянувшая за собой в бездну множество народу.

Первый фатальный шаг молодая королева совершила, вступив в тайную связь с Томасом Калпепером, пажом и другом короля, часто получавшим от него щедрые подарки.

Имея доступ в монаршие покои, как приближённое лицо венценосца, в том числе в ночное время, он попался на глаза Кэтрин, которая стала проводить в его обществе много времени. Поначалу дружеские отношения вскоре перешли в разряд более близких. Время от времени Томас наведывался в королевскую спальню, оставаясь там на ночь. Организатором, и в то же время “прикрытием”, визитов выступала фрейлина Кэтрин, леди Ричфорд, вдова казнённого Джорджа Болейна. Что тут скажешь – вот уж тесен мир!

Интрижка с Калпепером – лишь одна из частей мозаики, которая, сложившись, привела королеву к краху. Другая часть паззла состояла в привлечении Кэтрин своих старых знакомых по “бурной молодости” ко двору. Множество подруг и друзей, знавших о её бывших похождениях, стали околачиваться в высшем свете, ну а если секрет известен многим – он известен всем.

Сама королева вбила решающий гвоздь в крышку гроба собственного правления, поставив личным секретарём бывшего любовника, Фрэнсиса Дерема.

Вскоре при дворе начали муссироваться слухи о небезупречном прошлом Кэтрин. Эти сведения заинтересовали архиепископа Кентерберийского Томаса Кранмера. Будучи лидером английской Реформации, служитель новой церкви яростно сопротивлялся нововведениям Томаса Гопарда, а здесь, казалось, сами небеса вручили ему возможность покончить с ненавистным католиком. Поэтому архиепископ вместе со своими сторонниками начал расследование.

Вскоре были выявлены неприглядные факты о досвадебных контактах молодой королевы; “всплыли” сведения о её достаточно развратной для того времени молодости. Копнув глубже, архиепископ натолкнулся на настоящий клад – связь Кэтрин с Калпепером. Таким образом, в его руках оказался паззл, столь опрометчиво и глупо собранный самой Кэтрин.

Король узнал об измене в декабре 1541-го. Генрих был ошеломлён, его привычный гнев в таких случаях уступил место растерянности, слезам и жалобам на судьбу. Государь клял рок за неудачи в семейной жизни: одни жёны ему изменяют, другие гибнут, а третьи отвратительны. Но вскоре король вернул спокойствие духа и Кэтрин с любовниками была арестована.

Следствие получило неопровержимые доказательства измены: письмо королевы любимому. И хотя прямые указания на близость в текстах отсутствовали – подумаешь, может молодые люди по ночам песни пели, или читали стихи? – этого было достаточно для вынесения приговора.

Кэтрин ещё могла спастись, признай она старую помолвку с Деремом, на чём он сам настаивал под пытками. Тогда бы их союз с Генрихом просто аннулировали и, возможно, король отпустил её на все четыре стороны. Но арестантка упрямо отвергала эти факты, чем привела на свидание к палачу кучу народа.

От Кэтрин отвернулись все: её старый “знакомый” Генри Мэнокс под пытками свидетельствовал против неё, чем спас себе жизнь; даже родственники, стремясь спасти свои шкуры, дали обвинительные показания. Приговор был суров для всех: смертная казнь.

Первыми на плаху отправились любовники Кэтрин. 10 декабря 1541 года. Калпеперу, как бывшему другу, король оказал милость – ему просто отрубили голову. Дерем же рассчитался за давнюю любовь по полной: согласно старинному закону, его повесили, выпотрошили и затем четвертовали.

Кэтрин встретилась с палачом двумя месяцами позже, 13 февраля 1542 года. К эшафоту её пришлось вести, так как она находилась в состоянии шока. Вместе с ней на казнь отправили и леди Рочестер, которая во время следствия, даже без применения пыток, тронулась рассудком. Непосредственно перед казнью королева коротко обратилась к толпе, а её товарка произнесла длинную тираду, но обе по словам свидетелей, держались вполне достойно.

В 9 часов утра очередная жена Генриха отправилась в мир иной. Похоронили её рядом с другой почившей супругой короля, Анной Болейн. Так, по собственной глупости, завершила свой жизненный путь Кэтрин Говард, но её смерть имела далеко идущие последствия.

За неблагоразумие и темперамент племянницы, хоть и не сразу, также пришлось расплачиваться дяде бывшей королевы.

В 1546 году герцог Норфолк был арестован вместе с сыном по наущению вернувшихся к власти Сеймуров. Наследника казнили, а сам Томас Говард был спасён лишь благодаря смерти Генриха, хотя сидел в тюрьме ещё при Эдуарде целых шесть лет. В итоге он вышел на свободу и участи племянницы и сына избежал, даже успел вернуть часть влияния. Вот только мечта герцога о возврате Англии в лоно католической церкви, несмотря на краткий период правления Марии, окончательно ушла в небытие.

Читайте также: Любимое кино: топ-10 популярных новогодних и рождественских фильмов

“Пережила”: Генрих VIII и его “утешение в старости”

Генрих VIII и Кэтрин Парр

Генрих VIII и Кэтрин Парр

Оставаться в одиночестве король точно не хотел и уже в 1543 году нашёл очередную избранницу. Выбор государя пал на Кэтрин Парр, на тот момент успевшую дважды стать вдовой.

Новая пассия короля рано потеряла отца (в 1517 году ей было около пяти лет), из-за чего повзрослела быстрее своих ровесников из знатных семей, живущих под опекой родителей. Ранняя потеря родителя также заставила девушку заниматься своим образованием самостоятельно, причём леди Парр вышла далеко за круг интересов, считавшийся достаточным женщине той эпохи.

Первую свадьбу девушка сыграла в 14-15 лет, став женой шестидесятитрёхлетнего лорда Эдварда Боро. Сейчас за такое могут дать серьёзный тюремный срок, а тогда это считалось вполне естественным. Несмотря на колоссальную разницу в возрасте, брак можно считать счастливым. Юная жена нашла общий язык с детьми лорда от предыдущей супруги (они были вдвое старше своей мачехи), да и с самим престарелым мужем Кэтрин жила вполне нормально. Только недолго – уже через три года леди Парр в первый раз овдовела.

Молодая, умная женщина даже не успела привыкнуть к трауру, ведь в 1530, через год после кончины первого благоверного, руку и сердце ей предложил Джон Невилл, лорд Латимер. Кэтрин согласилась.

Лорд и леди Латимер ближе к началу сороковых стали частыми гостями королевского двора, где их принимали как друзей. Но спустя какое-то время Генрих казнил очередную жену и стал оказывать Кэтрин не только приятельские знаки внимания.

В 1543 году лорд Латимер покинул бренный мир и Генриху уже ничего не мешало в открытую перейти к настойчивым ухаживаниям. Овдовевшую второй раз к 31 году женщину предложение короля испугало – ещё свежи были воспоминания о судьбе предыдущих жён государя. Но Генрих не умерил своей настойчивости и в итоге Кэтрин согласилась стать монаршим “утешением его старости”. Свадьбу сыграли в том же 43-м году.

Кэтрин старалась создать для уже болевшего, страдавшего ожирением и частыми депрессиями короля домашний уют и спокойную обстановку. Она стремилась наладить контакт с его детьми от предыдущих браков, и если с наследником Эдуардом и особенно с Елизаветой этого добиться удалось, то ярая католичка Мария довольно холодно относилась к столь же убеждённой протестантке Кэтрин.

Серьёзная приверженность идеям Реформации не раз ставила королеву на грань гибели. Генрих в последние годы стал настоящим параноиком, чем пытались воспользоваться недоброжелатели, чтобы свергнуть “еретичку” с трона. На королеву один за другим сыпались доносы и время от времени король решался на её арест, но в последний момент передумывал. Неизвестно, какая судьба ждала бы Кэтрин, не окончись земной путь Генриха VIII 28 января 1547 года.

После похорон монаршего супруга теперь уже трижды вдова приняла предложение вступить в брак в четвёртый раз. Её мужем стал Томас Сеймур, брат третьей жены Генриха VIII. Его действия имели под собой тонкий расчёт: он надеялся, что Кэтрин станет регентом при малолетнем Эдуарде VI, который действительно обрадовался свадьбе двух близких ему людей. Его восторг не разделяли сёстры, особенно Елизавета, которой самой приписывали любовную связь с сэром Сеймуром.

Кэтрин же ревновала мужа ко всем придворным красавицам, а тот давал ей поводы один за одним, но когда супруга заболела, Томас бросил шалости и окружил её всей возможной заботой. В конце августа 1548 года бывшая королева дала жизнь девочке, названной Мэри – единственному её собственному ребёнку за все четыре брака. Но радость была недолговечной: уже 5 сентября родильная горячка забрала Кэтрин на тот свет.

Сэр Томас после смерти жены решил вновь пробраться во власть через брак, теперь официально сделав предложение Елизавете, что вызвало скандал и спровоцировало начало расследования. Сеймур начал интриговать против собственного брата, бывшего тогда лордом-протектором при несовершеннолетнем Эдуарде VI. Подковерные игры вскоре были раскрыты и, по приказу высокопоставленного родственника, привели его на эшафот.

Сам же любвеобильный монарх был погребён по собственному завещанию рядом со “своей самой любимой женой”, Джейн Сеймур. Только она смогла выполнить его заветное желание – подарила наследника.

Но не ЭдуардVI, который умер молодым, стал знаковой фигурой в истории Англии и не Мария, дочь от первой жены, которая силой насаждала в Англии католичество, сжигая еретиков и войдя в историю под именем “Кровавой”

Елизавета I, кровь от крови ненавистной Анны Болейн, сумела защитить страну от множества врагов, взрастить целую плеяду политических, военных, культурных деятелей, благодаря чему государство пережило свой Золотой век и стало одной из могущественнейших стран своего периода. При этом она ни разу так и не вступила в брак, видимо вспоминая богатую кровью, предательством, низостью, страстью и, как ни странно, любовью личную жизнь своего отца.

Михаил Татаринов

Вам также может понравиться...
Нажмите, чтобы оставить комментарий

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Больше в Истории

Вверх